5
(3)

В бытность СССР различные части и подразделения Вооруженных Сил активно участвовали в укреплении духа добрососедства и доверия между странами. Обмены «визитами вежливости» соответствовали внешнеполитическому курсу страны, ориентированному на разрядку международной напряженности. Пальму первенства в этом вопросе, пожалуй, держал наш Военно-Морской Флот, чьи корабли в эти годы побывали во многих портах, еще недавно до того считавшимися «оплотом империализма». ВВС тоже участвовали в процессе, особенно – авиация Групп советских войск в странах соцсодружества. «Именем собственным» в те времена стала строка из марша о советско-немецкой дружбе «Дружба – фройншафдт», подразумевавшая обильное застолье в компании наших и ГДР-овских военнослужащих.

Летчики из прославленного кубинского 234-го гиап неоднократно представляли нашу державу в Финляндии, Франции, Швеции, а авиаторы этих стран посещали Кубинку с ответными визитами на своих «Дракенах» и «Миражах».


Шла работа в этом направлении и на Дальнем Востоке. Но, поскольку среди сопредельных государств «дружить» в те времена особо было не с кем (отношения с КНР и Японией в 70-80-е годы были, мягко говоря, натянутыми), оставались Монголия и Северная Корея. О визитах наших в Монголию мне ничего не известно, а вот о дружественных встречах с северокорейскими военными авиаторами есть, что рассказать.

***

Первые встречи

Идея взаимных визитов по всей вероятности, созрела в преддверии 40-летних юбилеев Победы в Великой Отечественной войне в СССР и Дня освобождения в КНДР. В качестве участника мероприятий с нашей стороны выбор пал на 821-й ордена Суворова III степени истребительный авиационный полк, награжденный Вымпелом Министра обороны «За мужество и воинскую доблесть». Выбор этот был неслучайным. Во-первых, 821-й иап принимал активное участие в Корейской войне и стал одним из самых результативных по ее итогам. Во-вторых, гарнизон «Хвалынка», где базировался личный состав полка и частей обеспечения, как раз достраивался и имел вполне современный вид. В-третьих, визиты вежливости совпадают с примерной датой начала поставок в Северную Корею истребителей МиГ-23МЛ, а 821-й иап был единственным на Дальнем Востоке, вооруженным этой модификацией самолета. Причем, полученными совсем недавно, в 1980-1981 гг. Вероятно, возможность показать «товар лицом» стала ещё одним аргументом в пользу нашей воинской части.

Подготовка к встрече северокорейской делегации началась осенью 1984 г. В это же время значительная часть личного состава полка была сосредоточена на перебазировании во Вьетнам (в том числе, и автор), на авиабазу Камрань. Поэтому о проведенных мероприятиях и их темпах могу судить лишь по рассказам сослуживцев и произошедших в преддверии визита изменениях на аэродроме и в гарнизоне.

К работам по перепланировке пространств, строительству новых и реконструкции имевшихся объектов были привлечены значительные силы личного состава и техники. Достаточно сказать, что в качестве рабсилы была задействована целая мотострелковая дивизия. Общее руководство работами возглавлял командующий ДВО генерал армии Д.Т. Язов, ежедневный контроль за исполнением планов осуществлял Главнокомандующий войсками Дальнего Востока генерал армии И.М. Третьяк. Каждый объект, подлежащий обустройству, был закреплен за ответственным генералом. К примеру, за домик дежурного звена отвечал зам. командующего 1-й Краснознамённой Воздушной армии, Герой Советского Союза генерал-майор В.С. Кот. За летный домик – ещё один зам. командующего 1ВА, генерал-майор А.П. Архаров.

В процессе подготовки к мероприятиям были достроены ПУ ИАС истребительного полка и диагностический центр двигателей с новой газовочной площадкой на два самолета. Эти объекты несколько лет мы строили своими силами т.н. хозяйственным способом.

Также были построены КПП на въезде на аэродром и в гарнизон, санчасть. Ветхие постройки клуба, медпункта были снесены, а за домами, где жил личный состав иап, был разбит красивый парк с асфальтированными дорожками и клумбами. Автопарк батальона, который обслуживал соседний 219-й отдельный дальний разведывательный авиаполк, был перенесен на территорию аэродрома (до этого он находился в границах гарнизона).

Прохождение торжественным маршем делегации КНДР в ходе визита. На заднем плане – ПУ ИАС 821-го иап. Фото с сайта соседнего, 219-го одрап, автор неизвествен

Сослуживцы отмечали весьма напряженный рабочий график в период подготовки, т.к. никто, конечно, ни боевое дежурство, ни плановые полеты, ни регламентные и другие работы на авиатехнике не приостанавливал. Жарко было, одним словом. Воскресный выходной стал, скорее, исключением из правил. Ну, а субботы и так в Вооруженных Силах СССР были рабочими днями, хоть и укороченными.

В 1985 и 1986 гг. военные делегации обменялись визитами. Северокорейские авиаторы прилетали к нам на празднование Дня Победы в начале мая. Наша же делегация наносила ответный визит во второй декаде августа, когда в КНДР праздновался День освобождения.  

Корейская делегация и наши летчики на фоне МиГ-23МЛ 1-й аэ 821 иап. Фото с сайта соседнего, 219-го одрап, автор неизвествен

В последующие годы визиты прекратились. Как я понимаю, это было связано с переменами, происходящими в стране и ее внешней политике. Важнее было сближение с Западом, разоружение в угоду ему и «перестройка, гласность, ускорение».

Завершающий аккорд

Но в 1990 г., как ни странно, обмен делегациями состоялся снова. К показу гостям готовили самолеты и укрытия 1-го звена (нач. ТЭЧ звена – к-н В.И. Тетюцкий) 1-й авиаэскадрильи (командир – п/п-к И.М. Горбан, замполит – м-р Ф.П. Карпенко, зам по ИАС – автор). Авиатехника и места рассредоточения этого подразделения всегда находились в безупречном состоянии, но для показа требовалось больше. Поэтому арки снова покрасили внутри, обновили разметку и стенды.

МиГ-23МЛД б/н 02 (техник самолета ст. л-т С. Рогов) в арочном укрытии №102 1-й аэ, подготовленном для показа корейской делегации. Фото ©С. Скрынникова, источник – книга “Истребители”, автор В. Ильин, изд. “Виктория-АСТ”, 1996 г.

Незадолго до Дня Победы на аэродроме Хвалынка приземлилось звено МиГ-23МЛ ВВС КНДР и самолет сопровождения. Мы помогли зарулить самолеты на техническую позицию (ЦЗТ) и попытались организовать послеполетную подготовку своими силами. Однако, наши действия вызвали недовольство прибывших к тому времени северокорейских специалистов ИАС. Честно говоря, я опешил. Из самых лучших побуждений мы хотели помочь нашим коллегам, но натолкнулись на полнейшее непонимание и подозрительность. Старший их команды жестами дал нам понять, что они сделают все сами. Ну, и ладно…

Впрочем, долго у нас в гостях они не задержались, и после подготовки матчасти делегация убыла во Владивосток на выделенном для этих целей Ту-154 (подозреваю, из состава 8 адон). Основные мероприятия проходили там, т.к. в самом Спасске-Дальнем никаких достопримечательностей, достойных внимания гостей, не было. Подготовленные на аэродроме объекты гости смотреть не стали.

Во время прибытия северокорейской делегации на аэр. Хвалынка, май 1990 г. Слева направо: зам. к-ра 1-й аэ по ИАС м-р И. Михелевич, ст. инженер по СД 1-й ВА п/п-к В. Пасько, старший начальник ИАС делегации КНДР. Из личного архива автора

Перед отлетом на родину северокорейских товарищей вернули к нам обратным рейсом. По всей вероятности, в столице Приморья они очень хорошо провели время, т.к. некоторым военным пришлось активно помогать выбраться на свежий воздух из самолёта. А, может, просто укачало. 🙂

Об ответном визите 1990 года – во второй части.

Пожалуйста, оцените прочитанное по пятибалльной шкале!

Ваша оценка очень важна (выставляя оценку, Вы соглашаетесь на обработку Вашего IP-адреса)

Средняя оценка - 5 / 5. Проголосовавших - 3

Оценок еще нет.

Сожалеем, что материал не понравился

Сообщите - почему?