5
(9)

На заставке: загоревшийся «Геркулес» в объективе ФКП советского истребителя

Катастрофа южнокорейского «Боинг-747», выполнявшего рейс KAL007 «Анкоридж — Сеул», в меру общеизвестных фактов описана многими авторами достаточно подробно. И хотя прошло уже 40 лет с того дня, в ней до сих пор много белых пятен. Которые, если и сотрутся, то очень-очень нескоро. Рассчитывать на это можно только при условии, что в мире исчезнет военно-политическое противостояние, а это, согласитесь, почти утопия. По крайней мере, в современных реалиях.

По глубочайшему убеждению автора, трагедия эта явилась следствием длительных и регулярных провокаций со стороны США в отношении СССР в целом и системы ПВО советского Дальнего Востока — в частности. Из личного опыта: напряжение вдоль воздушных границ того же Приморья, где довелось проходить службу в те времена, было максимальным. Редкие дни выпадали, когда в домиках дежурных сил не звучали сигналы «Воздух» и истребители не поднимались в небо. Авианосные ударные группы (АУГ) регулярно курсировали вдоль наших границ, палубные штурмовики отрабатывали нанесение ракетно-бомбовых ударов по советской территории. Бывали случаи — и с непосредственным вторжением в воздушное пространство Союза. Плюс регулярная работа трехмаховых разведчиков SR-71 с японской авиабазы Кадэна вдоль границы. Ежегодные американо-южнокорейские учения «Тим Спирит» переименовывались острыми на язык ребятами в «советско-американо-южнокорейские». Опуская подробности, достойные отдельного материала, подытожу: в воздушном пространстве Дальнего Востока в начале 80-х гг. царила «предгрозовая» обстановка, провоцируемая заокеанскими дирижёрами. И случившееся 1 сентября 1983 г. — её закономерный итог. Но ситуации с вторжением в воздушное пространство Советского Союза были не далеко единичными и случались и раньше.

Не секрет, что во времена «холодной войны» США регулярно осуществляли разведывательные полеты как вдоль границ СССР, так и непосредственно над его территорией. Цена за получаемые разведданные была весьма велика: по неподтвержденным данным, в период того противостояния были сбиты около 40 американских самолетов и вертолетов. Количество погибших членов экипажей, по оценкам зарубежных экспертов, оценивается более, чем в две сотни. Кроме того, предполагается, что еще какое-то их число удерживалось в плену. Некоторые инциденты получали широкую огласку (как, например, сбитие 1 мая 1960 г. разведчика U-2, который пилотировал Фрэнсис Г. Пауэрс), другие известны меньше. Об одном из этих многочисленных провокативных полетов расскажем сегодня.

2 сентября 1958 г. Lockheed C-130A-II Dreamboat ВВС США, (рег. номер 56-0528, MSN 182-3136) из 7406-й эскадрильи поддержки (место постоянной дислокации — авиабаза Рейн-Майн, ФРГ) вылетел с авиабазы Инджирлик (Турция). Помимо летного экипажа из шести человек, на борту самолета находились 11 радистов и техников из 6911-й радиогруппы. В ходе полета разведчик вошел в воздушное пространство СССР в 20 км южнее Ленинакана и с курсом 120 градусов углубился на территорию Союза до 45 км.

Реплика сбитого над Арменией разведывательного C-130A-II “Sun Valley”, экспонирующаяся В Национальном музее криптологии Форт-Мид (шт. Мэриленд). Автор не указан, источник — https://www.thisdayinaviation.com/

Самолет был своевременно обнаружен радиотехническими средствами ПВО, на его перехват с аэр. Ленинакан подняли пару дежурных МиГ-17Ф из состава 177-го иап [ведущий ст. л-т Н.П. Кучеряев (поз. 201), ведомый ст. л-т В.Д. Иванов (поз. 218)]. Семью минутами позже с аэр. Эребуни стартовала еще одна пара МиГ-17Ф из состава 25-го иап [ведущий ст. л-т В.В. Лопатков (поз. 582), ведомый ст. л-т Н. Гаврилов поз. 583)]. Наведение на цель осуществлялось с КП аэр. Ленинакана к-ном Романютой. Некоторые источники утверждают, что оперативному взлету первой пары из Ленинакана помешала поднявшаяся пыльная буря, поэтому возникла необходимость подстраховки.

В условиях хорошей видимости (облачность, по докладам, была разрывная и не превышала 2-3 балла) истребители быстро обнаружили самолет-разведчик, летевший на высоте порядка 9-10 тыс. метров. По одной версии, советские летчики пытались принудить самолет к посадке. Однако нарушитель на сигналы советских истребителей не отреагировал, после чего по нему был открыт огонь.

С-130А «Геркулес» в перекрестии фотокинопулемета МиГ-17 ст. л-та Кучеряева.

Западные источники момент принуждения к посадке самолета-нарушителя опускают. По данным американцев, советские летчики сблизились с «Геркулесом» на высоте 10 000 м. После чего ст. л-ты Лопатоков и Гаврилов произвели произвели атаку. При этом Гаврилов сообщил, что произвел три очереди из пушек. Следующими на разведчик зашла пара Кучеряев — Иванов. Ст.л-т Кучеряев сообщил, что С-130 загорелся после третьего залпа. Лопатоков и Гаврилов атаковали снова. После выполнения перехвата обе пары МиГ-17Ф вернулись на свои аэродромы.

Сообщение об инциденте было опубликовано в газете « Советская авиация» (выпускалась с 1941 г. по 1960 г., до 1953 г. — «Сталинский сокол») за 19–29 сентября 1958 года.

Останки членов экипажа С-130А были возвращены на родину: шестерых сразу после, других — через 40 лет, после проведения поисковой операции. Все они покоятся на Арлингтонском национальном кладбище в пригороде Вашингтона.

Братская могила членов экипажа на Арлингтонском национальном кладбище. Автор фото не указан, источник https://www.thisdayinaviation.com/

Интересный факт, приводимый в зарубежных источниках: все переговоры советских летчиков с КП и между собой в процессе перехвата разведчика фиксировались американской радиоразведкой. Из чего можно предположить: любое нарушение воздушного пространства Советского Союза имело, в том числе, и провокационную составляющую. Пресловутый полет южнокорейского «Боинга» над Камчаткой и Сахалином, о котором мы мы упомянули вначале — не исключение…

Пожалуйста, оцените прочитанное по пятибалльной шкале!

Ваша оценка очень важна (выставляя оценку, Вы соглашаетесь на обработку Вашего IP-адреса)

Средняя оценка - 5 / 5. Проголосовавших - 9

Оценок еще нет.

Сожалеем, что материал не понравился

Сообщите - почему?